Тростенец

Тростенец — четвертый по величине лагерь смерти в Европе, крупнейший лагерь смерти на оккупированных районов СССР. Был создан осенью 1941 года на территории колхоза им. Карла Маркса примерно на 11-13-м км Могилевского шоссе под Минском и начал принимать партии заключенных — пленных красноармейцев, партизан, подпольщиков, еврейских жителей. Свозили сюда оккупанты население не только из Беларуси, но и из других государств Центральной и Западной Европы. Размещали всех в колхозных сараях.

Через некоторое время фашисты применили новый метод уничтожения: обреченных загружали непосильной работой и уже вконец обессиленных расстреливали. Возник так называемый трудовой лагерь. «Дорога смерти» — от шоссе Минск-Могилев к Тростенецкому лагерю был засажена молодыми тополями. По этой аллее на расстрелы и сожжение проследовали десятки тысяч людей.

С весны 1942 года дважды в неделю в «Тростенец» привозили для уничтожения граждан иностранных государств — Австрии, Польши, Чехословакии, Франции, Германии. Иногда эшелоны прибывали на станцию Минск, но гораздо чаще по специальной железнодорожной ветке пленников подвозили рано утром совсем близко к Тростенцу. Прибывших выгружали на площадку, забирали вещи и, чтобы успокоить, выдавали квитанции, которые убеждали приговоренных к смерти людей в том, что их всего лишь переселяют на новые места.

Численность узников быстро увеличивалась, и это вызывало необходимость совершенствовать систему охраны лагеря. Особенно тщательно охранялись бараки смертников. Глубоко врытые в землю, с узенькими, еле выступающими из земли окошечками, с многоэтажными нарами и земляными полами, они были окружены тремя рядами колючей проволоки. Через средний ряд проходил ток высокого напряжения. По углам поднимались вышки для часовых с установленными на них пулеметами. Вокруг — земляные валы. На насыпи — несколько танков.

По отношению к заключенным действовал грубый произвол: любой солдат охраны в любой момент и безо всякой причины мог избить узника, расстрелять или повесить. Неукоснительным правилом являлось немедленное уничтожение каждого, кто заболевал или был возвращен в лагерь вторично после побега. Узники страдали от холода, грязи и страшной завшивленности. Боясь тифа, фашисты заставили шатающихся от слабости пленников построить баню и новые бараки, в которые переселилась часть заключенных. Большинство же продолжало жить в сараях и землянках.

Скудной была пища. На кухню шли отходы, из которых готовилось подобие супа. Выдавали его раз в день. От 120 до 250 г хлеба, чай или суррогат кофе с сахарином — таким было меню занятых каторжным трудом узников. Заключенные голодали. Были случаи, когда они ловили и ели собак. Рабочие минского хлебозавода искали возможность помочь голодающим. И выход был найден: в лагерь хлебозавод отправлял порченую муку, непригодную для желудков представителей «высшей расы». Муку просеивали заключенные. И вот однажды они обнаружили в муке куски настоящего хлеба. С каждым привозом количество их увеличивалось. Так рабочие минского хлебозавода помогли узникам создать запас хлеба и поддерживать жизнь умирающих от голода товарищей.

Комендантом лагеря был некто Эйхе. Его заместителем — отличавшийся исключительной жестокостью Тош. Среди заключенных он появлялся в сопровождении огромной собаки и особенно люто расправлялся с теми, кто не мог бегать или быстро ходить. Тош «допрашивал» узников в специально оборудованной комнате пыток, где стены были выложены металлическими плитками. Человека ставили лицом в угол и методично избивали. Иногда такие истязания длились целые сутки. Тело обреченного превращалось в сплошное кровавое месиво. Но и тогда ему не давали умереть: заставляли сначала рыть себе могилу.

С ужасом вспоминают бывшие узники лагерные построения, во время которых производились выборочные расстрелы, выдрессированные собаки рвали в клочья живых людей, на специально выстроенных стационарных виселицах обрывались десятки человеческих жизней. Мертвые тела раскачивались в течение многих дней. Погибших не разрешалось предавать земле.

Гитлеровцы устраивали для себя развлекательные зрелища. Так, они принуждали измученных, голодных людей играть в футбол на строящемся стадионе. Чтобы затуманить сознание, чтобы заставить «игроков» побыстрее двигаться, им выдавалось по 100 г водки. И они играли, играли под страхом смерти, так как в противном случае их могла постичь участь тех, кого в это время провозили мимо стадиона к месту, где была кремационная печь.

Все годы оккупации Тростенец являлся местом физической расправы с минскими подпольщиками и партизанами. Сначала арестованных заключали в тюрьму на улице Володарского. После допросов и пыток их отправляли в лагерь по улице Широкой, оттуда — в Тростенец. Таким путем прошел известный врач Е.В. Клумов, удостоенный посмертно звания Героя Советского Союза, а также Е.М. Зубкович, Е.И. Загорская, О.Ф. Дерибо, Е.В. Гудович и многие другие участники антифашистского подполья.

В ходе массовых карательных акций в целях возмездия и умиротворения непокорного города гитлеровцы арестовывали мирных жителей в качестве заложников.

Вот несколько фактов из жизни оккупированного Минска. 6 сентября 1943 года подпольщики взорвали столовую СД. 8 сентября полиция окружила жилые кварталы улиц 1-й и 2-й Арктической и Беломорской, погрузила жителей на машины и увезла в Тростенец. На следующий день в городе появились объявления, что в качестве заложников расстреляно 300 человек.

Начальник полиции порядка Беларуси Э. Герф, представший на Минском судебном процессе в 1946 году в качестве обвиняемого в преступлениях против гражданского населения, показал, что 600 человек были арестованы в связи со взрывом в столовой и расстреляны в Тростенце. По свидетельствам же минчан на процессе и газеты подпольного горкома КП(б)Б «Минский большевик» от 2 ноября 1943 года, «свыше одной тысячи жителей города были расстреляны в Тростенце у двух больших ям».

В ночь на 22 сентября 1943 года в Минске был убит генеральный комиссар Беларуси В. Кубе. Полиция провела облавы во всех районах города. Арестованные, несколько тысяч человек, в том числе дети и старики, были вывезены в Тростенец и затем расстреляны. По признанию подсудимых на Минском процессе, в облавах было «схвачено и расстреляно 2 тысячи человек и значительное число заключено в концлагерь». Свидетели же С.А. Шкарупский и П.Л. Матусевич показали, что после уничтожения В. Кубе в городе было арестовано более 5 тысяч человек.

Для массового уничтожения людей газом использовались душегубки — специально оборудованные автомашины с крытым кузовом, оцинкованными стенками и герметически закрывающейся дверью. Деревянные решетки маскировали отверстия пяти выхлопных труб. Через эти отверстия в фургон поступал отработанный газ из двигателя, и десятки людей в течение нескольких минут погибали от удушья. В зависимости от размера душегубки в нее погружали от 50 до 150 человек. Душегубки постоянно вывозили в Тростенец узников минской тюрьмы и концлагеря по улице Широкой. С 15 июня по 1 июля 1944 года, накануне изгнания гитлеровцев из Беларуси, душегубки поглотили огромное количество жизней, курсируя по маршруту улица Широкая — Малый Тростенец.

Осенью 1943 года после победных сражений наших войск под Сталинградом и Курском фашисты почувствовали приближающийся конец и решили скрыть от мировой общественности следы своих преступлений. В Благовщину была доставлена землечерпальная машина со специально сконструированным ковшом для извлечения трупов из ям-могил. Останки сжигали на гигантских кострах, для которых на протяжении двух месяцев изо дня в день фашисты заставляли крестьян целой волости рубить лес и подвозить бревна. Человеческий пепел тщательно перемешивался с землей. Эта работа велась с октября по декабрь 1943 года. В урочище Благовщина были обнаружены 34 огромных рва, тщательно замаскированных хворостом, хвойными и еловыми ветвями, кусками дерна. Длина некоторых рвов достигала 50 м. Эти грандиозные могилы были наполнены пеплом и костями сожженных. Расследование установило, что в Благовщине фашисты уничтожили 150 тыс. человек.

Осенью того же года в полукилометре от лагеря в урочище Шашковка гитлеровцы оградили участок леса забором высотой в 3 м и обтянули колючей проволокой. На подходах к участку развесили объявления с предупреждением: «Ходить строго воспрещается. За нарушение расстрел». Начинались работы по строительству кремационной ямы-печи. Она представляла собой яму площадью 8 кв.м и глубиной 4 м. Над этой своеобразной топкой лежали рельсы, была подведена к ней специальная дорога со спуском для машин и ступеньками для обреченных. Печь работала ежедневно. В печи в урочище Шашковка было сожжено 50 000 человек.

В конце июня 1944 года, за несколько дней до освобождения Минска Красной Армией, на территории лагеря Тростенец в бывшем колхозном сарае было расстреляно, а затем сожжено 6 500 заключённых, привезённых из тюрьмы по улице Володарского и лагеря по улице Широкой (ныне ул. Куйбышева) города Минска.

Тростенецкий лагерь смерти продолжал функционировать до конца июня 1944 года. Согласно официальным данным, всего в лагере смерти «Тростенец» погибли 206,5 тыс. человек.

Спустя 70 лет на территории нацистского лагеря на минской окраине установлено лишь несколько памятников.

01

Пункт приема узников и дорога смерти

02

03

Сарай, в котором было сожжено 6,5 тыс. узников минской тюрьмы на Володарке

04

Концетрационной лагерь

05

16

17

06

07

08

09

Урочища Шашковка, где было сожжено 50 000 человек

10

11

13

Лагерные строения

14

15

Дорога к урочищу Благовищна

18

Урочище Благовщина, где было уничтожено 150 тыс. человек

19

25

24

23

22

21

20

Использованы материалы сайтов:
https://ru.wikipedia.org/
http://www.belta.by/
http://archives.gov.by/
http://tut.by/