Я промок внезапно увидев. Апельсиновый день догорал сонно щурясь, на облаках зажглись яркие румяные и аппетитные блики заката. Вскоре, словно из ниоткуда, поднялся и полетел дятел, который измученно приземлился на бок и произнес: «Путь странника долог и полон неожиднных забвений». Я встретился взглядом с его отражением, в загадочном предмете на глазах всплыли спасательные кресла обитые замшей. И тогда понимание ее мотивов столкнулось с его непониманием, и поэтому произошел внезапный коллапс, который привел их за руки домой. Колокольчик зазвенел сквозь облака. Мягкий ненавязчивый голос доказывал неизбежность происходящего, казавшегося нереальным, таинственным, но обыденным. Зима торжестовала насмехаясь. Когда-нибудь они прилетят на океан. Абстрактный анализ сказал о необходимости соединений тяжелых, но приятных неожиданностей. И это доказывает спорность всевозможного бездоказательного сомнения приведшего к ясности лиц, вспыхнувших ненадолго в темном подсознании Ани.